.RU

Статья посвящена обоснованию гипотезы социальной кластеризации как особой формы коллективизма, качественно особой морфемы социальных общностей.


социологические науки

Социальный кластер как морфема коллективизма

Людмила Владимировна Краснова - доцент каф. теоретической и прикладной социологии ТГУ им. Г.Р. Державина, кандидат социологических наук

ГОУВПО «Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина»

lyudmila-krasnova@yandex.ru

Аннотация. Статья посвящена обоснованию гипотезы социальной кластеризации как особой формы коллективизма, качественно особой морфемы социальных общностей. В ней описывается структура социального кластера, возможные перспективы кластеринга как системы современных попыток управления движением социальных кластеров как предсистемных социальных объединений, выявляется их сходства и отличия от аналогов в живой и неживой природе.

^ Ключевые слова: кластер, кластеринг, социальный кластер, трансформация, жизненный сценарий, кластерогенез.


Проблема объединений людей в различные общности волновала умы ученых с древнейших времен. Уже в античной философии проблема коллективизма осмысливалась в трудах мыслителей Древней Греции и Рима. Впрочем, в истории гуманитарного знания можно выделить ряд методологических подходов к проблеме причин и факторов объединения людей. Первый из таких подходов, «естественнонаучный», согласно которому наиболее глобальные закономерности человеческого общежития должны являться частным случаем общим законом живой и неживой материи. Таковы денотаты понятия кластера в астрофизике, в молекулярной физике, в химии кластеров и др.

Общеизвестны и биологизаторские концепции Г. Спенсера [1], согласно которым между биоценозами и социальными формами общежития отсутствует принципиальная разница. Весьма любопытны, в рамках этого подхода, и идеи У. Мак-Дугалла о «социальных рефлексах». В рамках социально-ролевого подхода человеческое общежитие (и, соответственно, социальная кластеризация) рассматривается как выражение необходимости разделения и специализации труда, распределения социальных ролей как основы политической и экономической власти (Платон, Аристотель, Э. Дюркгейм, К. Маркс, Т. Парсонс). [2]

Достаточно известны и идеи экзистенциального подхода, представители которого считают важнейшим атрибутом общежития именно социально-психологические факторы: боязнь одиночества, сближающее ощущение уникальности разума («экзистенциал»), взаимное стигмирование, ориентация на символьную виртуальную реальность (А. Камю, Ж.-П. Сартр, С. Кьеркегор, А. Мерло-Понти). [3] Они не раз высказывали мысль о существовании своеобразного «психологического кластера», изначально основанного на боязни одиночества, признаков социальности и самого желания людей входить в социальные общности.

Вполне возможно и выделение еще одного методологического подхода к проблемам социальной кластеризации и сущности кластера – «субстанционального». Его представители рассматривают формы социального объединения как частный случай некой духовной программы, действие принципиально абстрактного метафизического начала (конфуцианское «Дао», Абсолютная идея Г.Гегеля, Мировая воля А. Шопенгауэра, соборность русской мистической философии, гомеостатическое равновесие в антропной теории). [4]

Иными словами, общую, в рамках такого подхода, идею можно сформулировать примерно так: любым формам реального социального объединения предшествует сложнейшее и неочевидное для исследователя поле «социальной субстанциональности», особая метапрограмма человеческого общежития.

Особой разновидностью такого «субстанционального подхода» является система концепций циклического движения цивилизаций, рассматривающая совокупность социальных морфем общежития как атрибут соответствующего этапа развития конкретной цивилизации, общественного строя, нации. Иными словами, в этом варианте теоретизирования упоминавшаяся метапрограмма является еще и повторяющейся, фатально цикличной.

Представляется достаточно обоснованным выделение и необихевиористской традиции анализа фокусной для данной работы проблематики, в которой постулируется наличие своеобразного социального рефлекса общежития, наличие некоей таинственной совокупности «медиаторов», связывающих стимулы для реального объединения людей в реальные социальные общности.

Отметим, что многие общие, «сквозные» для таких подходов проблемы, рассматривались через бытописание жизни разных по ментальности социальных общностей в античной историографии (Плутарх, Г. Светоний, Т. Ливий, Геродот) [5], были и попытки сформировать некий глобальный тип личности («советский человек», «истинный американец»), который постулируется как изначально коллективистский, идеи «коллективного бессознательного» в неофрейдизме, которое является собственно «изначальным кластером общежития», попытки выделить особые замкнутые матрицы коллективизма, которые, собственно, и объявляются геном совместного социального бытия людей, и др.

В современной социологии все чаще наблюдаются тенденции к изучению нетипичных ранее для нее явлений, объектов, процессов социальной реальности. Думается, что социальная кластеризация – одна из таких проблем теоретической социологии.

При этом в социологии, да и в науке вообще общепризнанного понятия кластера, к сожалению, не сложилось. Есть ряд различных трактовок, но чаще всего, определяя кластер, отталкиваются от перевода с английского («группа, собираться группами»).

Термин «кластер» первоначально появился в естественных науках для обозначения особой связи элементов (молекул, частиц, астрономических объектов), где собственно системное качество таких связей (столь явное, например, в кристаллах и минералах) лишь начинает проявляться. Однако, по мнению автора, социальные кластеры не копируют законы развития кластеров биологических.

Любопытно, что и в социологии понятие кластера используется достаточно условно и применяется, чаще всего, как кодовое обозначение для группы объектов, выявленных в ходе процедуры кластерного анализа.

В целом же, можно выделить две полярные и наиболее часто встречающиеся трактовки природы кластеров, внутри которых также есть неопределенности:

Автор является сторонником второй точки зрения на природу кластеров, согласно которой кластеры, образуясь, как правило, стихийно имеют все же весьма очевидные границы. Иначе говоря, кластеры – это реально существующие морфемы коллективизма, но они менее выражены в поле социальных интеракций, чем, например, социальные фрагменты, группы, организации, сословия, нации, расы и другие морфемы человеческого общежития.

По мнению автора, кластеризация – это один из способов самоорганизации общества. Выделим, прежде всего, основные характеристики, социологические и семантические индикаторы принимаемой автором модели социального кластера:

Иными словами, уже на уровне первых попыток интеграции людей, в социальный кластер всегда будут входить такие люди, а также отношения между ними, которые заведомо не захотят пребывать в формирующихся социальных группах и фрагментах.

Примером может служить формирующаяся компания незнакомых друг с другом людей, ценящих здоровый образ жизни и собирающихся по выходным для занятий йогой, танцами, единоборствами и т.п. Чаще всего, такая компания содержит, относительно небольшое, но стабильное ядро с неярко выраженным ситуативным лидерством, а также заметный «переменный» состав. Поэтому вплоть до оформления собственно стабильной «команды», практически с постоянным составом и устойчивым лидерством, такая общность, по представлениям автора, может быть признана простейшим примером социального кластера.

Таким образом, социальный кластер – это такое объединение объектов или субъектов, при котором их видовые и индивидуальные характеристики равносильны, то есть быть участником кластера хочется ничуть не меньше, чем «оставаться собой», быть одиноким, независимым, но при этом «живучим» и «конкурентоспособным». Следовательно, социальный кластер выражает недискретный период образования системы и ее генезиса.

Подчеркнем, однако, что кластер описывает вовсе не каждое объединение людей, социальных фрагментов и групп. Социальный кластер – это качественно особая форма сосуществования социальных морфем, характеризующаяся: 1) сравнительно слабыми системными связями между элементами кластера, что ставит его в промежуточное положение в формах человеческого общежития между социальной группой и социальным фрагментом; 2) наличием «социальной комбинаторики», подразумевающей включение в кластер заведомо качественно отличающихся друг от друга элементов, в том числе различные организаций, групп, общностей и др.; 3) нестабильностью, то есть социальные кластеры легко распадаются без продуманной системы управленческих воздействий; 4) невозможностью существования в социальном кластере мощной авторитарной идеологии, кроме некоторых элементов корпоративной этики; 5) существованием разных типов социальных кластеров, причем не только по отдельным направлениям хозяйственной или общественной деятельности, но и по участию в фазах производственного цикла (собственно производственные, потребительские, рекламные, представительские кластеры).

Тем не менее, автор считает, что кластер – это не простая совокупность объектов, а характеристика качественно особой взаимосвязи составляющих и их социальных связей, еще не ставших системой. Поэтому кластер – это предсистемное состояние взаимосвязанности компонентов, которыми могут быть любые элементы, - видимо, кроме элементов собственно человеческой психики.

Социальные кластеры, по мнению автора, являются наиболее очевидными и часто встречающимися элементами социальной структуры современного общества, позволяющими объяснить и научно «определить» те особенности объединения людей, которые еще не являются собственно групповыми, но уже переросли пределы диад, случайных, недолговечных встреч или стихийного общения на уровне социальных ассоцаций, еще никак не подкрепленных статусно-ролевыми отношениями и стабильными социальными нормами.

Именно социальные кластеры – это те предсистемные формы интеграции, качественно особые морфемы человеческого бытия, господствующие до оформления собственно групповых отношений. Поэтому формирование социально-ролевых отношений скорее свидетельствует о начале вырождения кластера и становлении упорядоченных, стабильных социальных отношений – социальных групп, а впоследствии и социальных институтов. Следовательно, можно утверждать, что кластеры – это догрупповые морфемы коллективизма, функционирующие на основе коалесценции ценностных установок и тенденций сопричастности. В свою очередь, любая социальная группа предполагает наличие целого ансамбля ролей, которые всегда выражаются посредством социальных норм и упорядочивают ролевое поведение, что создает основу для социального порядка и системной организованности.

Трактовка же собственно кластеризации, как процесса, описывающего не только последовательность формирования кластеров, но и саму логику, динамику и масштаб кластеринга, весьма сложна, поскольку речь идет о фрагментации социальной действительности, а не о фантазиях социолога, объединяющего разнородные группы данных по произвольным основаниям.

Попробуем, все же, рассмотреть динамику процессов кластеризации и описать их логику с помощью схемы 1.



^ Схема 1. Процесс кластерогенеза в социуме.


Логика данной схемы разворачивается слева направо, учитывая ряд дополнительных условий.

Схема описывает процесс социального кластерогенеза, принимая во внимание основы синергетического подхода [6] и имея, при этом, ряд ограничений: во-первых, она отражает современные социальные процессы – движение ныне существующих социальных общностей; во-вторых, такие процессы детерминированы общими физическими процессами энтропийности и негэнтропийности. Рост энтропии означает, что любая организованная система, в том числе социальная, развивается по направлению к собственной гибели, к хаосу (соответствующие обозначения на схеме), если нет постоянной энергетической «подпитки», притока энергии – процесса негэнтропии [7].

Отметим также, что собственно социальные процессы (обозначение «ОБЩЕСТВО» на схеме) до некоторой степени объясняются движением исторических циклов (обозначение «Ц.П.» - циклические процессы) и часть таких процессов попадает под действия цикличности. Иными словами, в обществе могут возникать своеобразные «очаги», «водовороты» цикличности, оказывающие влияние на все сферы его жизни и, в частности, на процессы кластеризации (действие «Ц.П.» обозначено на схеме стрелкой, направленной вверх).

Учитывая названные ограничения, попробуем проанализировать собственно процессы социальной кластеризации, которые берут начало от таких микросоциальных форм человеческого общежития как ассоциации («А»), диады («Д»), а также от традиции изначального стремления к социальности («Т») и, в частности, к коллективизму («К»). Не исключено, что такие предпосылки кластеризации формируются не из-за стремления «быть вместе», а из боязни остаться в одиночестве.

Поскольку названные предпосылки носят нелинейный характер, то они могут включать в себя ряд микро- и макродевиаций (обозначения 1 и 2 соответственно), то есть ряд отклонений от общей логики кластеризации. К числу микродевиаций можно отнести отклонения на личностном уровне, например, стремление индивида к тотальному одиночеству, социальную «некрофилию» [8-10], патологическую мизантропию, феномен «рыцаря веры» С. Кьеркегора [3] и другие. К макродевиациям относятся дезорганизация социума, «спазм» («схлопывание») власти, аномия [11]. «Девианты», тем самым, заведомо выбывают из описываемых процессов, сокращая перечень потенциальных участников процессов кластеризации.

В свою очередь, наиболее очевидным становится диапазон процессов классической кластеризации (обозначение «К.К.» на схеме), который и включает в себя, по представлениям автора, кластеры как специфические формы социальной коалесценции.

Любопытно, что этап собственно классической кластеризации недолговечен и, как правило, достаточно быстро сменяется следующим этапом вырождающихся и уже не классических кластеров, а формирующихся в результате взаимовыгодного сотрудничества объединений – например, промышленные кластеры, которые базируются на экономическом взаимовыгодном общении.

Такая локализация отношений происходит либо спонтанным, эволюционным образом, либо в результате сознательных действий участников прежних классических кластеров. Первый вариант подразумевает ситуацию, когда собственно экономическая деятельность еще не отделена от других сфер повседневной жизни. На начальных этапах своей эволюции рынок опирается на существовавшие ранее социальные связи и, следовательно, носит локальный характер. Что же касается второго варианта, то он предполагает сознательное ограничение пространства экономической деятельности, когда последняя уже приобрела достаточную автономность. Например, стремясь защитить себя от неблагоприятных воздействий и неопределенности внешней среды, индивид окружает себя «защитной оболочкой», то есть сетью. Такие кластеры, как правило, оплетены рамками «сетевого капитализма» («С.К.» на схеме).

Следовательно, сетевой капитализм является своего рода трансмиссией от кластеризации к системной организованности, то есть вырождение кластера есть процесс повышения уровня организованности. Поэтому, следующая стадия – это стадия классических социальных организаций – политических, этнических и других. («К.С.О.» на схеме), которую затем последовательно сменяет стадия замкнутых авторитарных общностей (условное обозначение «А.О.») – очагов заорганизованности: это спецслужбы, закрытые секты, Т-группы и другие жестко, иерархично структурированные, системно организованные морфемы общежития.

Отметим, наконец, что среди перспектив описанных выше процессов, можно выделить три основных направления, три вектора развития: во-первых, национально-политический вектор, провоцирующий укрепление государственности посредством увеличения числа собственно социальных групп людей, достаточно строго следующих общественным нормам и социально одобряемым образцам поведения; во-вторых, вектор духовного развития, подразумевающий ослабление роли процессов омассовления и следования образцам типично социального поведения, при этом одновременный рост духовной свободы и числа духовных коммуникаций; и, наконец, вектор собственно социальной кластеризации, позволяющий, используя термин Ж. Делеза и Ф. Гваттари [12-14], «ускользать» от собственно нормативного типа поведения.

Следует подчеркнуть и еще один любопытный аспект процессов кластерогенеза – феномен групповой духовной сопричастности, поскольку в процессе становления любой формы общежития или при одновременном вступлении в нее нескольких индивидов принятие общих ценностей всегда играет особую роль. В данном случае речь идет о сопричастности как о процессе формирования в этом объединении особого типа взаимосвязей, обусловленного относительно устойчивыми эмоциональными отношениями и общностью ценностных установок, которые позволяют превратить «случайное», неформальное объединение людей в социальный кластер (или, как принято традиционно считать в социологии, – в группу).

Причем, по мнению автора, тенденции сопричастности напрямую не обусловлены формальными групповыми нормами, а скорее, наоборот, групповые нормы и стигматы демонстрируют вырождение сопричастности, поскольку последняя есть феномен нерегламентированной духовной интеграции, существующий (или несуществующий) независимо от групповых эффектов поведения. Поэтому сопричастность как духовная характеристика морфем человеческого общежития является атрибутом любых форм догруппового совместного сосуществования людей – социальных кластеров.

Иными словами, выделение и научный анализ проблемы социальной кластеризации позволяет «закрыть» давно существующую в социологии «брешь» при описании разновидностей социальных общностей и социальной структуры общества. Социальный кластер, таким образом, является промежуточным звеном между стихийными, неоформленными морфемами объединения людей, например, диадами и другими морфемами коллективизма, и собственно социальными группами и общностями, отношения в которых подчинены довольно жесткой регламентации. Кроме того, зарождение социальных кластеров всегда обусловлено наличием общих ценностных ориентаций и отношений духовной сопричастности, в отличие от социальных групп и других прочно зарегламентированных, а порой и «заидеологизированных» объединений людей.

Литература


  1. Спенсер Г. Синтетическая философия / Пер. с англ. Киев, 1997; Спенсер Г.  Воспитание: умственное, нравственное и физическое. М., 2002; Спенсер Г. Классификация наук. М., 2001

  2. Лосев А. Ф., Тахо-Годи А. А. Платон. Аристотель. М., 1993; Платон. Государство. Законы. Политик. М.: Мысль, 1998; Аристотель. Политика. М., 2002; Дюркгейм Э. Социология. М., 1995; Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1990; Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч. в 2 тт. М., 1981; Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998.

  3. Камю А. Сочинения в 5 т., Харьков, 1997; Сартр Ж.-П. Слова. Затворники Альтоны. М., 2002; Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: опыт феноменологической онтологии. М., 2000; Кьеркегор С. Страх и трепет: Страх и трепет. Понятие страха. Болезнь к смерти. М., 1993; Мерло-Понти М. Феноменология восприятия./Пер. с фр., под ред. И. С. Вдовиной, С. Л. Фокина. - С-Пб., 1999

  4. Гегель Г. Работы разных лет. В 2 т. Т. 2. М.,1971; Шопенгауэр А. Афоризмы для усвоения житейской мудрости. М., 2003; Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. М., 1900; История философии в кратком изложении/ Пер. с чеш. И.И. Богута – М.,1991.

  5. Плутарх. Знаменитые римляне. Жизнеописания выдающихся деятелей древнего Рима, составленные по Плутарху- М., 1964; Тацит К. Сочинения: В 2-х т.-М., 1993; Сенека Л.А. Нравственные письма к Луцилию.- М., 1977; Светоний Транквилл Гай. Жизнь двенадцати цезарей.- М., 1990; Столяров А.А. Философия стоической школы. Основные проблемы становления эволюции.- М., 1997; Аврелий Марк. Наедине с собой: Размышления.- Ростов н/Д, 1991

  6. Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем (Синергетика и теория социальной организации). – СПб., 1999

  7. Мыслители Отечества. Подолинский Сергей Андреевич. М., 1991

  8. Фромм Э. Человек для себя. Минск, 1992;

  9. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990;

  10. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994.

  11. Дюркгейм Э. Социология. М., 1995

  12. Делёз Ж. Складка. Лейбниц и барокко М., 1998

  13. Делёз Ж. Фуко М., 1998

  14. Делёз Ж. Капитализм и шизофрения. Анти-Эдип : Специализир. информ. по общеакад. прогр. "Человек, наука, о-во: комплекс. исслед." : [Сокр. перевод-реферат] / Делез Ж., Гватари Ф.; [Введ. М. К. Рыклина]; АН СССР, ИНИОН, Всесоюз. межвед. центр наук о человеке (при президиуме АН СССР). М. : ИНИОН, 1990.







uchet-i-audit-dohodov-i-rashodov-organizacii.html
uchet-i-audit-otgruzhennoj-i-realizovannoj-produkcii.html
uchet-i-audit-raschetov-s-postavshikami-i-pokupatelyami-i-analiz-debitorskoj-i-kreditorskoj-zadolzhen.html
uchet-i-obespechenie-sohrannosti-dokumentov-arhivnogo-fonda-rossijskoj-federacii.html
uchet-izderzhek-obrasheniya-3.html
uchet-kontrol-i-analiz-rashodov-predpriyatiya.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uglerod-fundamentalnie-problemi-nauki-materialovedenie-tehnologiya-konstrukcionnie-i-funkcionalnie-materiali-v-tom-chisle-nanomateriali-i-tehnologii-ih-proizvodstva.html
  • school.bystrickaya.ru/analiz-finansovogo-sostoyaniya-predpriyatiya.html
  • report.bystrickaya.ru/kniga-v-g-korolenko-slepoj-muzikant-stranica-2.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-disciplini-sovremennie-zarubezhnie-smi-dlya-napravleniya-delovaya-i-politicheskaya-zhurnalistika-podgotovki-bakalavra-avtor-kalyagin-b-a.html
  • lesson.bystrickaya.ru/organizaciya-provedenie-i-metodicheskoe-soprovozhdenie-professionalnih-pedagogicheskih-konkursov.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-k-vipolneniyu-kursovogo-proekta-po-kursu-detali-mashin-razde-l-stranica-5.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/agrohmchna-ocnka-novogo-vidu-dobriva.html
  • school.bystrickaya.ru/bankovskaya-sistema-chast-5.html
  • klass.bystrickaya.ru/5-izuchenie-vospitannosti-shkolnikov-uchebnoe-posobie-g-p-sinicina-vospitanie-sovremennogo-shkolnika-omsk-1999.html
  • composition.bystrickaya.ru/polozhenie-zhenshin-vvedenie.html
  • bystrickaya.ru/zadacha-umnij-muravej.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rus-velikaya-odolesha-mamaya-na-pole-kulikove-m-n-tihomirov-drevnyaya-moskva-xii-xv-vv.html
  • assessments.bystrickaya.ru/d-m-kejns-obshaya-teoriya-zanyatosti-procenta-i-deneg-stranica-29.html
  • notebook.bystrickaya.ru/istoriya-razvitiya-prokuraturi-rossii.html
  • school.bystrickaya.ru/fitomelioraciya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/strategii-mezhdunarodnogo-mgu-im-m-v-lomonosova-v-kachestve-uchebnogo-posobiya-po-specialnostyam-menedzhment-igosudarstvennoe.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rezultati-obsledovaniya-bolnih-hronicheskoj-formoj-brucelleza-s-razlichnoj-davnostyu-zabolevaniya.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vospominaniya-o-budushem-moskovskaya-pravda-oleg-trempolcev-oleg-sultanov-19112008.html
  • lesson.bystrickaya.ru/redaktor-rastrovoj-grafiki-adobe-photoshop.html
  • bystrickaya.ru/vneshkolnie-uchebnie-uchrezhdeniya-4-harakteristika-zhilogo-fonda.html
  • assessments.bystrickaya.ru/beremennie-zhenshini-rekomendacii-usphs-idsa-po-profilaktike-opportunisticheskih-infekcij-u-pacientov-zarazhennih.html
  • thesis.bystrickaya.ru/postimuseo-afisha-putevoditel-helsinki-01-pojmaj-menya-esli-smozhesh.html
  • shkola.bystrickaya.ru/odin-za-drugim-podnimalis-oni-na-pomost-i-derzali-kosnutsya-rukoyati-mecha-stranica-13.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nash-mir-pridumal-konechno-kakoj-to-dostoevskij-no-ne-takoj-talantlivij-kak-fedor-mihajlovich-stranica-5.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/pravovie-osnovi-deyatelnosti-centralnogo-banka-2.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-7-stiven-king-kladbishe-domashnih-lyubimcev-1983.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/institucii-gaya-kak-istochnik-rimskogo-prava.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obobshenie-opita-raboti-uchitelya-nachalnih-klassov-1-oj-kvalifikacionnoj-kategorii-mou-sosh-5-s-n-moskovkinoj-ispolzovanie-effektivnih-priyomov-form-i-metodov-obucheniya-orfografii-mladshih-shkolnikov.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/liricheskij-geroj-v-tvorchestve-pasternaka.html
  • notebook.bystrickaya.ru/izveshenie-o-provedenii-otkritogo-konkursa-na-okazanie-uslug-po-energeticheskomu-obsledovaniyu-mnogokvartirnih-domov-data-publikacii-izvesheniya-stranica-2.html
  • klass.bystrickaya.ru/analiz-metodicheskoj-deyatelnosti-mdou-detskij-sad-kv-52-2009-2010-uch-god-stranica-2.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-95-kniga-pyataya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebno-metod-kompleks-po-speclogopediya-bgu-im-akad-i-g-petrovskogospfkaf-pedagogiki-i-social-obrazovaniyasost-m-yu-burikina-bryansk-b-i-2011.html
  • universitet.bystrickaya.ru/spravochnik-rabot-i-professij-rabochih-vipusk-20-chast-2-razdeli-proizvodstvo-radiodetalej-stranica-19.html
  • institut.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-zadanie-proekt-gosudarstvennogo-kontrakta-soglasovano.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.