.RU

Тайная власть. Незримая сила (колдуны, экстрасенсы, целители) - страница 2



эксперимент. День, когда съемочная группа приехала за ним, подходил для

этого как нельзя более: все небо было покрыто хмурыми тучами, моросил

мелкий, беспрерывный дождь. Исследователи феномена рассказывают, как

проходил этот опыт: "Сотрудники телевидения вежливо, но скептически

улыбались. И тогда Игнатенко сел в машину: эксперимент начался. Они

приехали на Октябрьскую площадь. Дождь прекратился, камера зафиксировала

плотный слой облаков. До начала выступления осталось семь минут. Альберт

Игнатенко вытянул перед собой руки ладонями вверх..."


Что произошло потом, рассказывали работники съемочной группы. "Через

минуту, не больше, темно-серая завеса туч стала светлеть, облачность таяла

прямо на глазах... и вдруг засияло солнце. Оператор оказался не из нервных

и полностью заснял этот эпизод на пленку. А вот режиссера еще более

получаса била нервная дрожь".


Другой, более ранний эпизод рассказал сам Игнатенко. Он работал тогда

психологом при команде по академической гребле. Команда проводила

тренировку на олимпийской базе в Литве, в Бирштонасе.


- Должны были проводиться соревнования, - вспоминает Игнатенко. - А погода

напрочь испортилась. День идет дождь, второй, третий... Спортсмены и

тренеры нервничают все больше. Тогда-то я и попробовал разогнать тучи. И в

течение пятнадцати дней держал в радиусе пяти-шести километров солнечную

погоду, можно сказать, ладонями. Я представляю себе, что ладонь моей руки

излучает энергию. До тех пор, пока не увижу мерцающие точки, поднимающиеся

в виде толстого луча к облакам. Пучок энергии я посылаю именно в то место,

где в данный момент должно находиться солнце. Когда луч доходит до облаков,

мысленно представляю происходящую там реакцию. И постепенно начинаю ощущать

тяжесть, словно держу на весу ядро. Затем появляется легкая вибрация...


Очевидно, не так уж наивны и легковерны были наши предки, когда полагали,

что молебен, сильный волевой импульс множества людей, способен

воздействовать на тучи, менять погоду.


Обычно только крайние, экстремальные ситуации понуждают прибегать к такому

воздействию. Такие обстоятельства диктуют, соответственно, и сильный

эмоциональный настрой. Он необходим, чтобы само такое воздействие

состоялось. Такая практика до последнего времени хорошо известна была в

Поморье, на побережье Белого моря и Ледовитого океана. Здесь не только

улов, сама жизнь рыбаков нередко зависит от произвола ветра. Находившиеся в

море рыбаки, а чаще жены, ждавшие их на берегу, собравшись вместе, хором

читали заклинания, чтобы подул попутный ветер, ветер с Севера. Самое

успешное, считалось, творить такие заклинания на вечерней или на утренней

зорьке.


Всплески и выбросы


Впрочем, сколь ни велика, ни исключительна эта сила, возникающая внезапно,

меняющая ветер или движущая огромные массы облаков, даже она представляется

менее значимой и впечатляющей по сравнению с другими, которым имеются

свидетельства. Я имею в виду способность не просто двигать и перемещать

объекты, воздействуя на них, как на некую компактную массу, а способность

оказывать влияние на глубинные, субатомные свойства самой материи.


В годы правления Святополка Изяславовича (XII в.) во время очередной

междуусобицы, когда в Киев не смели приезжать купцы, в городе и в

окрестностях стала кончаться соль. Те же купцы, которые имели ее в запасе,

тут же подняли цену на соль ради обогащения. Многим из бедных соль

оказалась не по карману.


Тогда блаженный Прохор, игумен Киево-Печерской лавры, собрал в свою келью

пепел из печей, что были в монастыре, и по его молитве, гласит предание,

зола обратилась в соль. Когда игумен стал раздавать ее нуждающимся, люди

потянулись в лавру и лавки торговцев солью опустели. Тогда купцы обратились

к Святополку с жалобой: "Прохор, черноризец Печорского монастыря, отнял у

нас большие деньги: всех неотступно привлек к себе за солью, и мы, платящие

тебе подати, не можем сбыть своей соли и через него разорились". Князь,

решив сам обогатиться, ответил купцам: "Ради вас пограблю монаха" - и

приказал отнять соль у бл. Прохора, сложить ее на княжеском дворе и

продавать за деньги. Это было сделано, мешки разгрузили, но оказалось, что

в них - зола. В недоумении и гневе князь прождал несколько дней, зола

оставалась золой, и он, досадуя, приказал высыпать ее за ворота. Когда же

поутру князь выезжал со двора, он увидел у дороги большую кучу соли и

множество людей с ведрами и мешками, спешившими к этому месту. То, что было

(или представлялось) золой, снова стало солью.


Встречая явление, превышающее наш жизненный опыт и, соответственно,

разумение, трудно бывает сразу вместить его, принять в себя. И хотя со

временем это все-таки происходит, самое худшее - с ходу пытаться объяснить

или отвергнуть его (что в известном смысле одно и то же). Избегнем соблазна

такой торопливости и, постаравшись вместить услышанное, обратимся к еще

одному свидетельству прошлого.


Ученик Аввы Виссариона, египетского подвижника, рассказывал: "Однажды мы

шли по морскому берегу, я почувствовал большую жажду и сказал Авве

Виссариону: "Отец, меня очень томит жажда". Старец, помолившись, сказал:

"Напейся из моря". Морская вода сделалась пресной, и я от нее утолил жажду.

Напившись, я налил воды в сосуд с предосторожностью, чтобы иметь при себе

воду, если снова начну чувствовать жажду. Старец, увидев это, сказал мне:

"Для чего ты сделал это?" Я отвечал: "Прости меня. Я сделал это из

опасения, что мне опять захочется пить". Старец сказал: "Как здесь Бог, так

и везде Бог".


Истинность этих слов подвижника не нуждается в подтверждении. Известной

иллюстрацией их, не более, может служить эпизод, происшедший с экипажем

корабля Лара, следовавшего в 1881 году рейсом из Ливерпуля в Сан-Франциско.

Когда корабль находился в открытом море, на нем начался пожар. На воду

спустили шлюпки. Среди покинувших объятое огнем судно был капитан Нейл

Кэрри с женой и двумя дочерьми. Ближайшая земля - побережье Мексики -

находилась на расстоянии двух тысяч километров. Какое-то время матросы

пытались грести в сторону далекого и недостижимого берега, больше надеясь

на случайную встречу с каким-нибудь кораблем, который мог бы заметить их.

Но день шел за днем, океан, который окружал их, по-прежнему был пустынен.

Вскоре кончились запасы воды, и потерпевшие бедствие стали испытывать муки

жажды, которые возрастали с каждым часом. Из тридцати шести человек, бывших

в шлюпке капитана, семеро были уже без сознания. Несомненно, они все

погибли бы - одни раньше, другие позже. Кто-то отчаялся, кто-то впал в

оцепенение, другие пытались молиться.


Потом, когда после трех недель мучительного скитания по морю они

благополучно достигли берега, капитан в следующих словах описал то, что

спасло их: "Мы мечтали о пресной воде. Кто-то пребывал в таком состоянии,

что мы стали воображать, будто вода вокруг шлюпки из голубой морской

превращается в зеленоватую, пресную. Я собрался с силой и зачерпнул ее.

Кагда я попробовал, она оказалась пресной". Это писал человек весьма

трезвого отношения к действительности, человек, лично переживший этот опыт.


Конечно, подвергнуть сообщения эти сомнению легче всего. И дело не только в

том, что самый легкий путь редко бывает путем истинным. Дело в том, что при

всем желании невозможно подвергнуть сомнению другие факты, имеющие

лабораторное, научное подтверждение. Я не говорю "объяснение", -

подтверждение. О растениях, преобразующих элементы, и других экспериментах

я говорил выше. Действительно ли во всех этих случаях происходит

воздействие на глубинные, субатомные свойства материи?


Зная настороженное отношение официальной науки к паранормальному и всему,

что связано с ним, М. Черятьев из Ленинградского горного института решился

пригласить комиссию из Академии наук только тогда, когда эксперимент

удалось повторить тридцать раз подряд. В чем же заключался эксперимент?

Мысленным, бесконтактным воздействием женщине-экстрасенсу удалось

значительно замедлять скорость радиораспада тория. С позиций позитивного,

традиционного научного знания это было невозможно, это было необъяснимо.

Тем не менее, это происходило. Результат был устойчив: скорость распада

уменьшалась на 30%. Когда Черятьев решился, наконец, пригласить в

лабораторию комиссию Академии наук, ни у него, ни у других участников

эксперимента не оставалось ни малейших сомнений: они на пороге открытия,

меняющего все наши представления о физическом мире и самом человеке.


Однако, когда к условленному часу в лаборатории стали собираться начальники

из Академии наук и "сотрудники некоторых других организаций", оказалось,

что их опередили. Опередил их господин Случай, который всегда умеет

вмешаться в людские дела, когда сами люди меньше всего ожидают этого. И

когда они меньше всего догадываются, что кроме того расклада событий,

который готовят они, существует другой сценарий и что именно этот другой и

есть главный.


Некая реальность, которой не ожидают и к которой не готовы, всякий раз

приходит под маской случая, сочетания обстоятельств, которых нельзя было

предвидеть. На этот раз господин Случай объявился в форме семейного

инцидента, домашней ссоры. Ссора произошла утром именно этого дня в семье

той самой женщины-экстрасенса, от которой зависело все. Когда ее привезли в

институт, она чувствовала себя настолько не в форме, что просила отложить

эксперимент, перенести его. Но все понимали, что это было уже невозможно.


Если бы эксперимент просто не удался, не дал результатов, может, это было

бы не самое худшее. Как не самое худшее, когда автомобиль может сдвинуться

с места при отказе зажигания. Куда хуже, когда что-нибудь произойдет на

полном ходу: рулевое управление выйдет из строя или тормоза. Нечто подобное

и случилось.


Когда все было готово и эксперимент начался, внезапно в установку перестала

подаваться вода. Неожиданную поломку нашли, устранили и с извинениями

готовы были приступить еще раз, как вдруг перестал поступать жидкий гелий,

необходимый для охлаждения. Техники и лаборанты судорожно пытались найти, в

чем неисправность - раньше такого не случалось ни разу. Члены комиссии

между тем начинали поглядывать на часы, прикидывая, успеют ли они сделать

свои последующие дела. Прошло около получаса, прежде чем неполадку удалось

устранить. Черятьев, который и до этого работал с экстрасенсами и понимал,

что происходящее не случайно, ждал, что случится еще. И он не ошибся. Едва

снова собрались было приступить к опыту, как во всем институте внезапно

погас свет. Включили аварийную подстанцию. Но и там что-то замкнуло, и

электричество отключилось снова. Как выяснилось потом, такого, чтобы

подстанция отказала, не случалось в институте с 1949 года. Что было делать?

К счастью, в лаборатории оказалась система аварийных аккумуляторов. Они

заработали. На приборах наконец-то засветились индикаторы и вспыхнули табло.


- Ну, слава Богу! - произнес не самый терпеливый из приехавших, "сотрудник

другой организации", но тут же осекся. Руководитель эксперимента Черятьев,

схватившись за голову, с криком повалился на пол. Когда бросились к нему и

подняли, оказалось, он ничего не видел. Ослеп.


Пока звонили в соседнюю поликлинику, вызывали скорую помощь, высокие гости,

неловко переглядывась, потянулись к выходу.


К эксперименту больше не возвращались, и об этом случае в лаборатории

стараются не вспоминать до сих пор.


Когда экстрасенсу случается быть "не в форме" и энергия выходит из-под

контроля, последствия могут оказаться непредсказуемы и порой разрушительны.

Мне не раз приходилось слышать: в таких случаях другие участники

эксперимента, те, что находились рядом, начинают жаловаться на плохое

самочувствие, головную боль и т. д.


Впрочем, от неконтролируемых, разрушительных побочных эффектов не

застрахован, возможно, ни один эксперимент такого рода. Сами носители этой

энергии далеко не всегда и не всякий раз могут направлять ее только по

должным каналам и только на те объекты, на которые они бы хотели. В

происходящем участвует, очевидно, не только дневное сознание, но и

различные структуры подсознательного, со всеми их фобиями, тревогами и

зонами напряженности. Можно предположить, что большинство таких побочных,

неконтролируемых выбросов вообще не попадает в зону внимания

экспериментаторов. И не только экспериментаторов. Какие-то выбросы

происходят постоянно, в том числе от людей, о паранормальных способностях

которых не догадываются не только те, кто знают их много лет, но даже они

сами.


Некоторое время назад на одном из военных предприятий, занятом сборкой

чрезвычайно точных электронных устройств, было замечено: в одной из смен

внезапно резко возрос процент брака. Все самые тщательные попытки выявить

причину долгое время оставались безуспешны. Пока не догадались пригласить

специалистов в области сверхчувственного восприятия. Носителем неполадок

оказался новый сотрудник с очень сильным полем. То, в каком он был

настроении в тот или другой день, перепады его семейной и личной жизни -

отражалось на надежности микросхем, которыми занималась его смена.


Приборы реагируют на мысль


Среди исследований, которые ведутся по дистанционному воздействию на

физические объекты, есть направление, которому придается особое значение. Я

имею в виду опыты по воздействию не просто на тот или другой физический

объект, а на приборы. В том числе на приборы, которых экстрасенс никогда не

видел, и расположенные в местах, где самому ему никогда не приходилось

бывать. Причина значения, которое придается таким работам, - это

ограниченность информации о подобных экспериментах.


Тем не менее, о некоторых из них я попытаюсь рассказать. Подтверждение, что

такое воздействие возможно, было получено совершенно случайно летом 1987

года. В то время проводился опыт с целью узнать, в какой мере возможно

бесконтактное целебное воздействие на человека. Проводивший воздействие

Евгений Анатольевич Дубицкий находился в Москве. Объекты его воздействия,

пациенты, страдавшие разными заболеваниями, - в Софии, на расстоянии двух

тысяч километров.


Кроме картины заболевания болгарских врачей интересовали изменения частоты

и ритмичности сердечных сокращений у пациентов. Для снятия таких данных

использовались микропередатчики с частотой 67 мегагерц, которые находились

непосредственно на каждом из пациентов. Радиосигналы о сердечной

деятельности исправно поступали с передатчиков и фиксировались приемным

устройством.


Однако с момента начала воздействия приемное устройство каждый раз внезапно

переставало принимать сигналы. Как только сеанс заканчивался и воздействие

прекращалось, прием радиосигналов возобновлялся сам собой. Тщательные

поиски какой-либо неисправности, которая могла бы то появляться, то

исчезать, результатов не дали. Радиосигналы пропадали, как только

начиналось воздействие, и возобновлялись, когда воздействие прекращалось.


Факт такого необъяснимого и полного подавления радиосигнала был

зафиксирован в официальном протоколе эксперимента.


Тогда же возникла мысль: а что, если будет сделана попытка направленного

воздействия на прибор? Для этой цели болгарская сторона решила использовать

прибор "Меттлер" (системы ТА 8000), предназначенный для термоаналитических

измерений. В прибор входят компьютер, самописец и калориметр. В калориметре

в качестве "рабочего тела" использовалась вода объемом 0,5 см^2. Компьютер

может задавать "рабочему телу" любой изотермический режим от - 100€С до + 1000€С.

При этом температура поддерживается и измеряется с точностью до 10€С.


Эксперименту сопутствовало немаловажное условие: Дубицкий никогда не видел

ни самого прибора, ни его аналогов. Кроме того, он никогда не был в

Центральной лаборатории солнечной энергии и новых энергетических источников

при Болгарской Академии наук, где установлен прибор, и не знал даже, в

каком районе Софии она расположена.


Перед началом эксперимента Дубицкий составил программу воздействий, которая

была неизвестна участникам эксперимента в Софии, которые в оговоренное

время должны были только регистрировать показания прибора, если они будут

меняться. Ими действительно было зарегистрировано несколько пиков такого

воздействия.


На ленте самописца осталось три резких пика, четко соответствовавших по

времени каждому из трех воздействий. Факт дистанционного воздействия на

прибор был доказан. Однако после эксперимента система внезапно разладилась,

нарушилась стабилизация, и прибор стал неуправляем.


Когда же прибор был отремонтирован и эксперимент возобновили, при последнем

воздействии, как в прошлый раз, система вышла из-под контроля. Теперь

сломался полупроводник ("цензор") так, что Центру пришлось направить заказ

на его замену фирме-изготовителю.


Три момента, как видится мне, можно акцентировать в этой связи: 1) сам факт

столь сильного и направленного воздействия на прибор на таком большом

расстоянии - две тысячи километров; 2) понижение температуры, что, с точки

зрения законов физики, особенно необъяснимо, т. к. если имело место

воздействие на "рабочее тело" любых излучений, известных современной науке,

это могло бы привести только к возрастанию температуры. 3) сила побочного

энергетического выброса.


О таких непредвидимых выбросах и возможных их последствиях я уже говорил.


Серии подобных экспериментов - дистанционное воздействие на приборы -

проводили и проводят и другие исследователи. Профессор А. В. Чернетский

упоминает опыты, в которых на расстоянии нескольких метров производилось

бесконтактное, мысленное воздействие на инфракрасный приемник. При этом

прибор фиксировал такое воздействие, которое соответствовало "нагреву" на

20-30 град.


В ходе другого эксперимента, которым руководили исследователи Г. К.

Гуртовой и А. Г. Пархомов, было проведено 70 подобных опытов с воздействием

на микрокалориметры. В тех опытах, которые оказались успешны (около

половины), был зарегистрирован перепад температуры около 10€С. Мысленно

воздействуя на прибор, экстрасенс сначала старался установить с ним связь,

а затем создавал яркий образ пламени, погружая туда мысленно "рабочее тело"

прибора.


В других опытах проводилось дистанционное воздействие на инфракрасный

приемник. Экстрасенс, находясь в нескольких метрах, мысленно воздействовал

на него полем руки. При этом в приемнике возникал сигнал, который

соответствовал "нагреву" на 20-30 град.


В опытах профессора Чернетского мысленно воздействие проводилось так же на

кварцевые часы, имеющие очень высокую стабильность, равную 10 Гц. При таком

воздействии регистрировался уход частоты на три порядка. Подобное же

воздействие на резисторы вызывало снижение сопротивления на 5%, что также

было зафиксировано аппаратурой. Свыше ста опытов по мысленному влиянию на

генераторы инфранизких частот также подтвердили устойчивость такого

воздействия на так называемый "фликкер-шум".


При этом был отмечен совершенно необъяснимый всплеск шумов через 5-15 минут

после окончания воздействия. Я понимаю, сколь неуместен сам термин

"необъяснимый" в отношении некой частности, когда слово это куда в большей

мере приложимо к феномену во всей его полноте.


В ряде лабораторий, в том числе в советских, проводился эксперимент с

магнитометром, также свидетельствующий о возможности волевого воздействия

на прибор или то или иное устройство. Сверхпроводящий экран регистрировал

искажение эффекта Джозефсона. Экстрасенсу показывали запись выходных

данных, после чего он старался представить себе внутреннее устройство

прибора и воздействовать на него. Когда он делал это, частота на выходе

удваивалась. В одном из опытов, когда экстрасенс, отвечая на вопросы

экспериментатора, пытался объяснить, как ему удаётся осуществить это,

частота на выходе удваивалась опять уже безо всякого его воздействия.


Кроме лабораторных исследований, достаточно убедительных и многочисленных,

существуют и другие свидетельства мысленного воздействия на приборы и

технические устройства.


В одном из украинских сел, недалеко от Киева, живет Петр Дементьевич

Утвенко, бывший солдат, израненный, прошедший всю войну. Но главное, чем

известен он в округе и далеко за ее пределами, - он лекарь и прозорливец.

Рассказывают, что когда один из его посетителей стал было против его воли

незаметно записывать на магнитофон то, что тот говорил, Утвенко, заметив

это, только усмехнулся. Но ничего не сказал. Когда же потом кассету стали

прослушивать, на ней вообще не оказалось ни слова, шла только музыка. При

следующей встрече незадачливый посетитель повинился и спросил, как удалось

тому так воздействовать на запись. Утвенко с готовностью "пояснил": это

было совсем нетрудно, т. к. именно в то время из Киева по радио

передавалась музыка. Думаю, в таком ответе не было ни малейшей попытки

поставить кого-то в тупик. Ему, Утвенко, делавшему это, все было

действительн и понятно и просто. Ну, а если для кого-то это не так, что же,

это уже его трудности и проблемы.


В том же ключе, наверное, мог бы ответить на подобное недоумение и шаман

индейского племени Шошоне. Европеец-антрополог, заранее предвкушая

изумление дикого человека, увешанного лисьими хвостами и колокольчиками,

решил сделать его фотографию при помощи "Полароида" - камеры, сразу

выдающей готовое фото. Однако, вопреки его ожиданиям, фотоаппарат один за

другим стал выдавать засвеченные снимки. Это было невероятно, потому что

камера была СОВЕРШЕННО ИСПРАВНА. После третьей такой неудачи подряд, шаман

позволил себе усмехнуться:


- А вот сейчас у тебя получится. И действительно, после этих разрешающих

слов шамана на четвертой попытке из бокового отверстия камеры вышло фото во

всей яркости своих красок. Ни до, ни после этого случая "Полароид" не

отказывал ни разу.


Известны случаи, когда такое воздействие на приборы происходит как бы

помимо воли самого экстрасенса. Именно такое воздействие послужило причиной

того, что в книге этой оказалась не представлена Эльвира Алексеевна

Романова. Встречаясь с ней, целительницей и экстрасенсом, с её разрешения,

как я делаю это обычно, я включил диктофон. Сделав один-два оборота, он тут

же остановился. Это было странно, так как перед встречей я поставил новые

батареи. К счастью, у меня была с собой ещё одна пара. Пока я менял их,

Романова рассказала, как на телевидении, куда пригласили её, таким же

образом несколько раз отказывала аппаратура.


- Как вы понимаете, - пояснила она, - это было не в моих интересах, я вовсе

не старалась воздействовать на них. Хотя и могла бы.


Тем временем я сменил батареи, и запись началась. Мы говорили достаточно

долго, но велико было моё разочарование, когда, вернувшись домой, я

попытался прослушать запись. После нескольких первых слов дальше шёл

сплошной шум. Вернее, какой-то шорох. И я, и она поняли это как перст

судьбы и не возобновляли попыток.


Можно ли эпизод этот понимать как ещё одно из свидетельств того, что в

человеке присутствует более чем одно сознание, более чем одна воля?


Я упомянул о том значении, которое, судя по всему, придается самой

возможности мысленного воздействия на технические устройства и приборы. Чем

может быть вызван такой интерес - мой ответ на этот вопрос, я полагаю,

будет неполон, как неполна и неисчерпывающая информация, которой я

располагаю. Какие организации, на чьи приборы и в каких обстоятельствах

хотели бы воздействовать - не стану об этом ни гадать, ни делать

предположений. Вместо этого я позволю себе привести высказывания двух

человек, стоящих к проблеме достаточно близко, чтобы не только иметь о ней

суждение, но и чтобы просить меня не называть их имен.


Говорит научный сотрудник института, занимающегося космическими

исследованиями:


- В чем главная проблема, связанная с аппаратурой, которая работает в

космосе? Главная проблема - надежность. Надежность и безотказность - самое

слабое звено аппаратуры, которая работает в космосе. А прочность цепи

определяется по самому слабому ее звену. На Земле сотни раз мы опробуем

каждую систему, каждый ее компонент. При этом - в разных режимах,

максимально приближенных к тем, которые возможны в космосе. И все-таки

случаются отказы. Я думаю, в открытом космосе существуют факторы, которых

мы просто не знаем и которых не можем учесть. Из-за этого приходится каждую

систему, по крайней мере, дублировать.


Тем не менее, определить и устранить такую поломку, когда аппарат в полете,

необычайно трудно. А если аппарат непилотируемый, то и вообще невозможно. И

тогда из-за какой-нибудь ерунды может пойти прахом программа, над которой

работало множество Специалистов. Я не говорю уже о стоимости, о тех

миллионах рублей, которые при этом тоже погибнут. Поэтому, если бы

существовал надежный метод бесконтактного воздействия на аппаратуру на

больших расстояниях, это бы очень помогло. Помогло бы в аварийных ситуациях

и там, где нет человека. То, что я знаю, делается в этой области, такую

надежду дает.


А вот точка зрения человека, который, участвуя в подобных экспериментах,

сам воздействует на приборы и устройства.


- В чем для меня смысл всей этой работы? Сейчас мы как бы учимся мысленно

воздействовать на тот или другой прибор, на какую-то конкретную его часть.

Или просто на показания, что он дает на выходе. В этом деле у нас есть

прогресс. Сегодня мы делаем то, чего не могли вчера. Но пока мы

воздействуем по одному. Завтра будем делать это группой. У нас были уже

такие попытки, но мы очень осторожны, потому что существуют опасности и мы

их еще не знаем. Если это удастся, точность и сила воздействия возрастут

многократно. Тогда мы, экстрасенсы, могли бы попытаться сделать кое-что и

на свой страх и риск. Скажем, не дожидаясь, пока политики договорятся между

собой, блокировать ядерные испытания. И под Семипалатинском, и в Неваде, и

где угодно еще. Мы сможем сделать это, если нам удастся систематически

выводить из строя системы, управляющие такими испытаниями. И тогда, сколько

бы генералы ни бились, у них ничего не получится. Принципиально это вполне

реальная вещь. А кто делает это, какая группа, генералы никогда не узнают.

Ни наши, ни американские. Я потому говорю это, что думаю об этом не я один.

И в других странах есть люди, обладающие соответствующими способностями и

настроенные так же. То же самое с испытаниями новой военной техники. В

перспективе это тоже можно будет блокировать. Ради этой, пусть не ближней,

цели я и кое-кто, кого я знаю, согласились участвовать в подобных

экспериментах. Есть и другие, которые в них не участвуют. У них свои

соображения. Но мы в контакте друг с другом.


^ 2. ЗВЕРИ ПОВИНУЮТСЯ СЛОВУ


Ни гад, ни лих человек


Это наблюдение натуралистов известно столь хорошо, что стало, по сути дела,

общим местом. Малоподвижный удав не спеша приближается к своей жертве, та

же вместо того, чтобы пытаться скрыться, убежать, спастись, покорно и

неподвижно ожидает своей неизбежной участи. В такое же странное оцепенение

впадает и тарантул, ядовитый и беспощадный, когда к нему подлетает и

садится прямо против него оса-землеройка. Тарантулу ничего не стоило бы в

мгновение ока убить ее и сожрать, как поступает он с другими насекомыми,

встречающимися на его пути. Но, подобно кролику перед удавом, он даже не

делает таких попыток. Вместо этого он терпеливо ждет, пока оса выроет рядом

с ним глубокую, около четверти метра, нору. После этого, также не встречая

ни малейшего сопротивления, она влезает на тарантула и, не слеша, жалит его

в нервный центр, парализуя, но не убизая. Втиснутый после этого в нору,

тарантул превращается в своего рода живые консервы для личинок осы.

Впрочем, какое бы слово, какой бы термин ни подобрали мы для обозначения

столь странного явления - внушение, гипноз ли, - это не имеет ни малейшего

значения и совершенно неинтересно. Обозначим ли мы неизвестное через "X"

или через "У", ни понятным, ни известным оно от этого не станет. Гораздо

важнее терминологических соображений представляется другое. Я имею в виду

cпoсобность человека, обычно колдуна или шамана, точно таким же образом

подчинять себе другие существа. Причем не только теплокровных, но и

рептилий и даже насекомых.


Змеи считаются существами совершенно неконтактными по отношению к человеку.

Я знаю герпетолога, который исключительно из профессиональных симпатий уже

несколько лет содержит в своей московской городской квартире кобру в

самодельном террариуме.


- Кормлю ее обычно я сам, и она отлично знает меня, отличает от других

домашних, узнает. Любое другое животное давно бы привязалось ко мне. Здесь

ничего подобного нет даже близко. Каждую секунду я знаю, что, если окажусь

неосторожен, она способна ужалить меня.


Тем не менее, на другом уровне, который бывает недоступен обычному

человеку, такой контакт оказывается возможен. В некоторых странах есть

христианские секты, участники которых во время службы, исполняя гимны и

танцы, приходят в экстатическое состояние, когда, как считают они, на них

находит Святой Дух. Один из признаков этого - чувство особой защищенности,

отстраненности от зла и всякой опасности. Когда члены секты достигают

такого состояния, настоятель открывает террариум, который стоит там же, в

молитвенном зале, и передает им из рук в руки ядовитых змей. Их носят на

руках, передают друг другу, вешают на шею. Извивающиеся змеи, маленький

укус которых вызывает мгновенную смерть, ведут себя с безобидностью ручных

ужей.


Вспоминаю в этой связи рассказ одного бурята о своем родственнике шамане.

Когда наступил 1937 год, год сталинского террора, и шаманов стали

арестовывать, расстреливать или ссылать, этот шаман решил не ждать своей

очереди. Он бежал и скрылся в тайге, в заимке, в гиблом змеином месте. Там

сложил избу из бревен и стал жить охотой, надеясь переждать страшное время.

Но кто-то, очевидно, выдал его, и осенью, в сентябре, рано утром за ним

приехали четверо вооруженных, на лошадях. Пятую лошадь вели для него.


- Он только присвистнул, так тихо-тихо, - рассказывал бурят, - громко в

тайге свистеть нельзя. Не полагается. И со всех сторон к нему поползли

змеи. А там страшные змеи водятся. Как по-русски называются, не знаю.

Обычно у змей укус смертелен только весной, у этих круглый год. Сползлись к

нему змеи, обвили всего. Не человек, а клубок шевелящийся. "Ну, - говорит,

- берите меня теперь". Они назад, назад, стали пятиться к коням, а он на

них идет: "Берите! " Не помнят, как ускакали. Я знаю, как это было, не от

него самого. Сам он ничего не говорил об этом. Шаман не рассказывает о

себе. Мне сотрудник органов говорил, один из этих четырех. Потом у них

большие неприятности были из-за того, что не привезли его. Начальник

кричал: "Надо было стрелять! Почему не стреляли?" Они говорят: 'Приказа не

было. Сказано было: арестовать". Он хотел в трибунал их передать, это

верный расстрел. Но не успел, начальника этого самого забрали, так и

забылось все. И больше шамана этого, родича моего, не трогали. Забыли. Так

он и выжил.


То. что делал этот сибирский шаман, повторяют некоторые из релириозных

сект. Члены одной такой группы (США, штат Теннесси), распевая молитвы и

гимны во время своих радений, приходят в состояние экстаза, когда, как

считают они, Дух Святой ограждает их от всякого зла. В таком состоянии они

безбоязненно держат в руках ядовитых змей, к которым в других случаях

человек не может приблизиться, не рискуя жизнью. Они играют с ними,

передают друг другу. При этом сами смертельно опасные рептилии, которых

остальное время содержат с величайшими предосторожностями, ведут себя на

таких радениях с безобидностью домашних кошек.


Другой эпизод такого же направленного контакта со змеями - назову это так -

связан с именем известного русского святого Сергия Радонежского. Когда в

XIV веке святой поселился в глухом лесу, положив начало сегодняшней

подмосковной Троице-Сергиевой лавре, те места изобиловали змеями. По

прошествии времени другие отшельники стали селиться рядом, появились

богомольцы, тоже страдавшие от обилия змей. Тогда-то, гласит предание.

Сергий Радонежский и повелел змеям удалиться от тех мест. С тех пор район

вокруг лавры радиусом километров в двадцать обведен как бы незримой чертой,

которую не переходит ни одна змея. Впервые я услышал об этом от крестьян,

когда сам жил в тех местах.


- По эту сторону луга нет их, змей, ни одной и не видели их никогда. И в

лесу нашем тоже их нет. А чуть дальше, за лугом, такой же, вроде, лес,

только там они уже водятся и много их, просто кишат. И дальше тоже, до

самого Владимира, по всем лесам. А здесь, по эту сторону луга и до самой

лавры, - чисто. Это отец Сергий когда-то так оградил от них свою обитель.

Они послушались его и до сих пор помнят.


В Саратовской области, в Пугачевском районе тоже, рассказывают, есть место,

где змеи, чтя наложенный кем-то запрет, не пересекают тропинку, идущую

через луг и лес. Живут только по одну ее сторону.


Впрочем, святые крайне редко и лишь в исключительных случаях уделяли

внимание этому ограждению от зверей или змей. Обычно это было делом

бабок-ведуний, что помогали людям, и колдунов. Для этого есть у них свои

отработанные методы и заговоры. При их помощи они якобы могут освободить

лес или другое место от нежелательного присутствия. "А гады с моего

островника проч отбегали бы. Мое крепкое слово будет всему превозмочь". "А

было бы в моей дуброве по-живу, по-добру, по-здорову. А в мою бы зелену

дуброву не заходил бы ни зверь, ни гад, ни лих человек..."


От диких зверей защита


Считается, что сильный колдун может на какое-то время оградить заклятием,

мысленным карьером большое пространство - запретить, скажем, волкам

приближаться к лугу, куда по ночам выгоняют пастись коней. Или не дать

волкам входить в деревню, когда зимними ночами они кружат голодные вокруг

нее. Самые действенные и сильные тексты таких заклятий не становятся обычно

достоянием ни этнографов, ни собирателей фольклора. Догадываться о них

можно только косвенно по другим отрывкам, оказавшимся в руках

исследователей.


Впрочем, само такое знание текста мало что дает, кроме удовлетворения чисто

исследовательского, академического любопытства. Это примерно то же, что

изучение правил дорожного движения, когда нет автомобиля. Знание заговоров

предполагает и владение весьма непростыми приемами их применения, главное

же - посвящение, причастность к особым способностям и состояниям.


Иногда защиту от диких зверей брал на себя пастух, посвященный в такие

заговоры и колдовскую практику. Так, в Поморье, на русском Севере, такой

пастух обходил по весне свое стадо с заклинаниями, заключая его в

магический круг. После этого до самого конца сезона нельзя было забирать из

стада ни одной скотины. Если же кто-то делал это, магический круг

оказывался разомкнут и стадо открыто нападению диких зверей.


Такое ограничение, запрет, может иметь не общий, а более конкретный,

индивидуальный адрес, быть обращен к отдельному зверю, обитающему в данной

местности. В этом случае между заклинателем и зверем устанавливается некий

контакт, понимание, система определенных отношений.


Но разве тысячи владельцев собак и кошек не находятся в таком каждодневном

словесном общении со своими животными? И те отлично понимают слова,

обращенные к ним, команды и даже просьбы. Есть ли основания считать

животных, вынужденных жить в трудных условиях выживания, глупее выросших в

четырех стенах?


Исследователь, естествоиспытатель В. К. Арсеньев вместе с местным

охотником-гольдом Дерсу Узала пробирается по Уссурийской тайге. В какой-то

момент его спутник догадывается, что сзади за ними крадется тигр.

Оказывается, Дерсу знает этого тигра и определяет по следу, что это - Амба.

Так, во всяком случае, называет его он.


"Не успели мы сделать и двухсот шагов, - продолжает Арсеньев, - как снова

наткнулись на следы тигра. Страшный зверь опять шел за нами и опять, как и

в первый раз, уклонился от встречи. Дерсу остановился и, оборотившись лицом

в ту сторону, куда скрылся тигр, закричал громким голосом, в котором я

заметил нотки негодования:


- Что ходишь сзади? Что нужно тебе, Амба? Что ты хочешь? Наша дорога ходи,

тебе мешай нету. Как твоя ходи сзади? Неужели в тайге места мало?


В таком возбужденном состоянии я его никогда не видывал. В глазах Дерсу

была глубокая вера в то, что тигр Амба слышит и понимает его слова. Он был

уверен, что тигр или примет вызов, или оставит нас в покое и уйдет в другое

место. Подождав минут пять, старик облегченно вздохнул, затем закурил

трубку и, взбросив винтовку на плечо, уверенно пошел дальше по тропинке.

Лицо его снова стало равнодушно-сосредоточенным. Он устыдил тигра и

заставил его удалиться".


Тигр действительно ушел и несколько дней не приближался к ним.


В другом случае Арсеньев и Дерсу вечером расположились было на привал,

когда рядом внезапно раздался рев тигра. "Дерсу встревожился:


- Худо! Наша напрасно сюда ходи. Амба сердится. Это его место.


Вдруг Дерсу быстро поднялся с места. Я думал, он хочет стрелять. Но велико

было мое изумление, когда я увидел, что в руках у него не было винтовки, и

тогда я услышал речь, с которой он обратился к тигру:


- Хорошо, хорошо, Амба! Не надо сердиться, не надо! Это твое место. Наша

это не знал. Наша сейчас другое место ходи. В тайге места много. Сердиться

не надо!


Гольд стоял, протянув руки к зверю. Вдруг он опустился на колени, дважды

поклонился в землю и вполголоса стал говорить что-то на своем наречии...


Наконец Дерсу медленно поднялся, подошел к пню и взял свою берданку.


- Пойдем, капитан, - сказал он решительно и, не дожидаясь моего ответа,

быстро через заросли пошел на тропинку. Я безотчетно последовал за ним.

Спокойный вид Дерсу, уверенность, с какой он шел без опаски и не озираясь,

успокоили меня: я почувствовал, что тигр не пойдет за нами и не решится

сделать нападение"


В другом случае, рассказывает Арсеньев, однажды Дерсу стал кричать что-то в

тайгу на своем языке. Когда другие спутники, охотники-русские, спросили

его, кому кричит он, Дерсу ответил, что он предупреждает Амбу, что здесь

много людей с ружьями и что если они будут стрелять в него, в Амбу, то он,

Дерсу, в этом не виноват.


Здесь мы видим очень персонифицированные отношения между человеком и

зверем, живущим в лесу. Это отношения как бы взаимного уважения, симпатии и

приязни. Именно такие отношения лежат, очевидно, и в основе тех случаев,

когда на поверхности мы видим только то, что воспринимаем, как ограничения

или запрет. Очевидно, это не просто приказ или запрет, налагаемый на зверя,

а скорее договор, уговор между ним и человеком.


Многочисленные свидетельства понимания и контакта между человеком и зверем

содержат и христианские хроники. В годы гонений на христиан в Риме, желая

угодить нравам черни, императоры приказывали бросать их на съедение зверям

на арене цирка. Но ничто не могло в большей мере свидетельствовать в пользу

христианства, чем случай, когда на глазах у десятков тысяч зрителей дикий

голодный зверь вместо того, чтобы растерзать очередную жертву, повинуясь

одному слову и взгляду праведника, покорно усаживался у его ног. Записи тех

лет содержат целый ряд подобных рассказов.


О таких же отношениях понимания, симпатии и приязни между человеком и

зверем рассказывают и многие жития святых - в частности Сергия Радонежского

и его современника Павла Обнорского. Как и к Сергию Радонежскому и его

скиту, к хижине Павла в лесу на реке Нурме приходил медведь, а также лисы и

зайцы, не страшась ни медведя, ни друг друга.


Сохранилась грамота Ивана Грозного: "Пожаловали мы Печенгского монастыря,

что у холодного моря, у мурманской границы..." Преподобный Тихон, живший в

том монастыре, однажды, вернувшись в свою келью, застал там медведя.

Преподобный повелел зверю: "Уйди из кельи и стань кротко". Когда медведь

повиновался, Тихон попросил, чтобы впредь он и другие медведи не беспокоили

обитель. С тех пор, повествует житие, медведи не приближались к обители и

не трогали манастырских оленей.


А вот свидетельство этого же рода, относящееся к католическому миру. Эпизод

из жизни святого Франциска Ассизского (XII - XIII в.), изложенный так, как

он был записан в его время:


"Близь Губбио появился громадный волк, нападавший на людей, так что никто

не осмеливался выходить из города без охраны. И вот Св. Франциск,

сжалившись над горожанами, осенил себя знаменем Креста и вышел навстречу

волку, возлагая все свое упование на Бога.


Когда волк с разинутой пастью побежал к Св. Франциску, тот осенил его

знаменем Креста и сказал:


- Поди сюда, брат волк; повелеваю тебе именем Христа не делать зла ни мне,

ни другому.


Чудно вымолвить, едва Св. Франциск совершил знамение Креста, как страшный

волк закрыл пасть, кротко подошел и лег у ног святого. И Св. Франциск

сказал ему:


- Брат волк, ты причиняешь много вреда в этих местах, ты совершил

величайшие преступления, обижая и убивая Божьи твари, ты даже имеешь

дерзость убивать людей, созданных по образу Божию; и весь народ кричит и

ропщет на тебя, и вся страна во вражде с тобой, но я хочу, брат волк,

установить мир между тобой и здешним народом, так, чтобы ты не обижал их, а

они простили бы тебе все прошлые обиды и чтобы не преследовали тебя больше

ни люди, ни собаки. ... Брат волк, - продолжал Св. Франциск, - с тех пор,

как тебе угодно будет заключить и соблюдать этот мир, я обещаю тебе, что

будешь получать пищу от жителей этой страны постоянно, пока ты жив, так что

не будешь терпеть голода. Обещаешь ли ты не причинять больше вреда людям? И

волк наклонением головы показал, что обещает. - Заверь меня в этом, чтобы я

вполне мог положиться на тебя.


И волк поднял переднюю лапу и положил в протянутую руку Св. Франциска.

Затем волк пошел вслед за Св. Франциском в город и там на площади

повторился этот чудесный разговор Св. Франциска с волком в присутствии

жителей всего города. После этого волк прожил два года и как ручной ходил

от двери к двери, все любезно кормили его, и никогда ни одна собака не

залаяла на него";


Как и в других случаях, понимание и контакт происходят здесь как бы на

индивидуальном, личностном уровне между человеком и зверем. Когда же

животные живут в стае, такой контакт происходит со стаей, совокупностью,

как с неким целым.


В Москве есть писатель Владимир Файнберг, обладающий незаурядными

способностями экстрасенса. Несколько лет назад многоквартирный дом, где жил

он, постигло нашествие тараканов. Вывести их из такого дома оказалось

довольно сложно. Когда служба, которая занимается этим, приезжала, чтобы

произвести дезинфекцию, каких-то жильцов не оказалось на месте и в их

квартиры нельзя было войти, другие же просто отказались: "От ядохимикатов

ваших умереть можно. А от тараканов еще никто не умирал. Уж лучше пусть

тараканы".


Проходило какое-то время, и из тех квартир, где они уцелели, тараканы

вскоре опять расселялись по всему дому. Как-то после нескольких таких

безуспешных попыток домашние Владимира особенно сетовали по этому поводу.


- Я остался один на кухне, - рассказывал он, - было уже очень поздно, в

квартире все спали. И я подумал: "А почему, собственно говоря, мы так

ненавидим их, травим и гоним? Почему кухню эту я считаю своей? Ведь для них

это такое же пространство их обитания, не менее, чем мое. Они ведь тоже

твари и тоже хотят жить". Это были даже не фразы и не слова. Я не знаю

даже, мои ли это были мысли. Это сейчас я перелагаю то, что я понял,

почувствовал, подумал тогда - в слова. Тогда слов не было. Но все было

понятно. Понятнее, чем когда нужны слова. И еще я подумал, что вот моя мама

так переживает из-за них, из-за тараканов, когда видит их в квартире. Как

хорошо было бы, если бы они жили себе, как живут, но только не приходили бы

сюда. Она так огорчается, а мне так ее жалко. Тоже без слов как-то подумал

все это. И тогда же почувствовал то, что некоторые называют "экстаз удачи".

Я уж потом узнал, что есть такой термин. Экстаз удачи.


На другой день он не стал ничего объяснять своим домашним, попросил только

не убивать больше ни одного таракана: "Они уйдут".


- Сейчас я вспоминаю, что, сказав так, я почему-то был безусловно уверен в

этом. Домашние послушались меня. Я сказал это потому, что после того, что

произошло, я почувствовал в тот вечер, когда был на кухне, я понял одно -

этого делать нельзя. Нельзя убивать.


И действительно, минуло три или четыре дня - все тараканы ушли. С тех пор

прошло восемь лет. В других квартирах этого дома с ними воюют по-прежнему.

Здесь же с того самого дня никто не видел больше ни одного таракана.

"Воздействие на биологические объекты" - так называют это на своем жаргоне

ученые. Правда, то, чего удается достичь им, я не решился бы сопоставить с

тем, что происходит вне лабораторных стен. И не только потому, что такое

сравнение было бы не в пользу науки. Но, главным образом, потому что сами

приемы, к которым прибегают исследователи, и их цели весьма отличны от

приемов и целей шаманов, колдунов и экстрасенсов.


А возможно ли вообще такое воздействие? Вот главный вопрос, который

забывают они. И именно на него пытаются искать ответа.


Как пример таких исследований я мог бы назвать опыты С. В. Сперанского из

Новосибирска по мысленному воздействию на белых мышей. Дети (от 6 до 10

лет), посылая волевые импульсы, старались мысленно понудить мышей бегать по

вольеру как можно быстрее. В другой серии опытов ставилась противоположная

цель - дети, тоже мысленно, старались заставить мышей бегать медленнее или

вообще не двигаться. Всякий раз полученные результаты сопоставлялись с

данными контрольной группы. "Проведенное исследование, - заключает свой

отчет ученый, - доказывает принципиальную возможность мысленного

воздействия человека на двигательную активность белых мышей".


Другая группа исследований связана с растениями. Таковы, например, опыты по

мысленному воздействию экстрасенса на пшеницу. Было установлено, что

"положительный" благожелательный волевой импульс может увеличивать длину

ростков на 80%. В другом случае, при "негативном" посыле, когда импульс был

задан на "подавление", рост побегов оказывался на 40% меньше контрольного.


Исследования этого же рода проводились и проводятся за рубежом. Результаты,

получаемые там, оказались еще более впечатляющими. В некоторых из таких

опытов, чтобы стимулировать рост, над растениями читают молитвы,

благословляют их, говорят им, как они прекрасны и т. д. В других, когда

импульс проводится на подавление, по нескольку раз в день растения

проклинают, говорят им, что они плохие, не вырастут...


Многочисленные опыты эти подтвердили, что растения чутко воспринимают

слово, волевой импульс, посылаемый человеком. Однако задолго до этих

экспериментов практика общения, разговора с растениями известна была в

народе. Позитивное воздействие - это крестное знамение и молитва, которыми

в былые времена освящались обычно посевы. Негативное, а иногда нужно было и

такое, тоже хорошо было известно. В Абхазии, например, если плодовое дерево

не плодоносит, перед ним разыгрывали своего рода действо. Хозяин бросался к

нему с топором, крича, что срубит такое негодное дерево, а другие

удерживали его, уговаривая подождать еще хотя бы год. Тогда, обращаясь к

дереву, говорили, что дают ему еще год, если оно будет по-прежнему таким

же, то срубят его. Говорят, что, как правило, на следующий же год на дереве

появлялись обильные плоды. В Сухуми я знаю человека, который при мне

проделывал 'этот ритуал с неплодоносящим кустом мандарина. На другой год я

видел этот куст весь покрытый плодами. Интересно, что такой же обычай и

подобные же конкретные случаи знаю я и по Средней Азии.


Так что опыты по словесному, волевому воздействию на растения не есть

открытие чего-то неведомого и нового, скорее это лишь подтверждение в

лабораторных условиях практики, которая давно известна у разных народов.


^ 3. ОБЪЕКТ ВОЗДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕК


Бессильные противостоять


Соловецкий патерик рассказывает о старце, в огород к которому однажды

забрались воры. "Наполнив свои влагалища овощами, они возложили их на себя,

с намерением унести, по не смогли и с места сойти, и так простояли два дня

и две ночи неподвижно, под тяжелым бременем. Потом начали кричать: "Отче

святый, пусти нас с места". На голос пришли некоторые из братии, но не

смогли свести их с места. На вопрос иноков: "Когда вы сюда пришли?" - они

отвечали: "Два дня и две ночи стоим здесь". - "Мы всегда ходили сюда,

почему же не видели вас?" - "Да и мы, если бы видели вас, давно уже со

слезами просили бы прощения у вашего старца". Пришел и сам старец и сказал

ворам: "Вы всю жизнь пребывая в праздности, без трудов, крадете чужие

труды, поэтому стойте здесь в праздности все годы вашей жизни". Со слезами

воры умоляли отпустить их, обещаясь впредь не делать ничего подобного.

Старец сказал: '' "Если хотите руками своими трудиться и от труда вашего

других питать, то отпущу". Они с клятвою дали обещание исполнить его

веление. Тогда он сказал: "Благословен Бог, укрепляющий вас; потрудитесь

год в этой обители на братию". После этого разрешил их от невидимых уз

своею молитвою, и они действительно трудились год в скиту".


Такие приемы, очевидно, безотносительные к святости, издавна известны

народу и по сей день хранятся в тайне теми, кто их знает. Записи этнографов

и рассказы очевидцев свидетельствуют об этом.


Вот рассказ, записанный в наше время этнографами в сибирской деревне: "Мне

папа рассказывал. Говорит, приехали на конях с грузом мужики и остановились

на Шилке. Зашли к кому-то ночевать. А хозяин: - Дак у вас че там? - Да

груз: пшеница... - А караулит-то кто?


- Че караулить? Никого нет. А кто возьмет, так без меня никуда не уйдет.


Но а были воришки-то. Водились. Пришел один, значит, мешок на плечо-то

заворотил с пшеницей, вроде, "упру". И давай ходить кругом саней. До утра и

проходил в зимнюю ночь. И бросить не может, и уйти не может.


Хозяин выходит к возу утром, тот ему: - Извините, - грит, - меня! В жизни

больше этим делом не займусь. - Но, положь. Иди да запомни".


Я упоминал уже П. Д. Утвенко, целителя и прозорливца. Каждый день у его

ворот выстраивается очередь - люди приезжают со всех концов страны.

Какое-то время назад в эпоху гонений на все, чего не может объяснить наука,

погромные статьи об Утвенко печатала главная газета республики, орган ЦК

коммунистической партии Украины. Тогда-то и заявился к нему под видом

пациента один такой корреспондент, имевший задание написать о нем очередной

пасквиль. Понятно, о цели своего приезда он говорить не стал. Но

прозорливцу этого и не надо. Молодой человек не успел и рта раскрыть, чтобы

сказать какую-то заранее приготовленную ложь, как тот молча вывел его из

дома во двор и поставил возле забора: - Стоять будешь до вечера.


До самого вечера он так и стоял, как вкопанный, на том же месте и не мог ни

сдвинуться, ни сойти с него. Только когда в конце дня, окончив прием,

старик подошел к нему и, пристыдив, разрешил идти, он смог тронуться с

места.


Можно предположить, однако, .что диапазон таких воздействий на человека

значительно шире, чем в случаях, которые я привел.


А. И. Куприн, движимый писательским, а возможно, и более глубинным

интересом, с вниманием следил за явлениями, которые принято называть

необъяснимыми и загадочными. В результате возник рассказ "Олеся". Героиня

его - дочь ведьмы, живущей на отшибе маленькой белорусской деревни. Позволю

себе привести отрывок из "Олеси", имеющий отношение к нашей теме, а главное

- довольно точно воспроизводящий один из приемов, которыми издавна

пользуются колдуны и колдуньи при воздействии на человека.


" - Что бы вам такое показать? - задумалась она. - Ну, хоть разве это вот:

идите впереди меня по дороге. Только смотрите, не оборачивайтесь назад...


Я пошел вперед, очень заинтересованный опытом, чувствуя за своей спиной

напряженный взгляд Олеси. Но, пройдя около двадцати шагов, я вдруг

споткнулся на совсем ровном месте и упал ничком. - Идите, идите! -

закричала Олеся. - Не оборачивайтесь! Это ничего, до свадьбы заживет...

Держитесь крепче за землю, когда будете падать.


Я пошел дальше. Еще десять шагов, и я вторично растянулся во весь рост.


Олеся громко захохотала и захлопала в ладоши... - Как ты это сделала? - с

удивлением спросил я... - Вовсе не секрет. Я вам с удовольствием расскажу.

Только боюсь, что, пожалуй, вы не поймете... Не сумею я объяснить...


Я действительно не совсем понял ее. Но, если не ошибаюсь, этот своеобразный

фокус состоит в том, что она, идя за мной следом, шаг за шагом, нога в

ногу, и неотступно глядя на меня, в то же время старается подражать

каждому, самому малейшему моему движению, так сказать, отождествляет себя

со мной. Пройдя таким образом несколько шагов, она начинает мысленно

воображать на некотором расстоянии впереди меня веревку, протянутую поперек

дороги на аршин от земли. В ту минуту, когда я должен прикоснуться ногой к

этой воображаемой веревке, Олеся вдруг делает падающее движение, и тогда,

по ее словам, самый крепкий человек должен непременно упасть... Только

много времени спустя я вспомнил сбивчивое объяснение Олеси, когда читал

отчет доктора Шарко* об опытах, произведенных им над двумя пациентами

Сальпетриера**, профессиональными колдуньями, страдавшими истерией. И я был

очень удивлен, узнав, что французские колдуньи из простонародья прибегали в

подобных случаях совершенно к той же сноровке, какую пускала в ход

хорошенькая полесская ведьма.


Очевидно, однако, что это - заставить кого-то упасть на ровном месте - едва

ли предел возможного воздействия на человека. Само собой, такого

воздействия, о котором тот не догадывается, которого не ожидает и которое

не имеет, понятно, обратного адреса. К тому же, как сама жертва, так и

окружающие мало бывают склонны искать объяснения за чертой хорошо им

известных и привычных реальностей. Вот почему о характере и пределах таких

возможных воздействий остается только догадываться. Правда, одно из

публичных выступлений


Игнатенко, разгоняющего тучи, о котором я уже говорил, дает некоторую пищу

для раздумий в этом направлении. Вот рассказ очевидца:


"На сцене пятеро добровольцев. Альберт Бенедиктович предупредил участников

опыта, что им предстоит несколько необычная задача: одного из них он ударит

с расстояния в несколько шагов, а другие не должны дать ему упасть.

Игнатенко отошел к краю сцены и сделал легкий взмах рукой в сторону

улыбавшегося парня. В следующее мгновение он согнулся, потом неведомая сила

оторвала его от пола, развернула в воздухе. Растерявшиеся помощники едва

успели подхватить падавшего парня".


Опасные эксперименты


Некоторые из исследователей, занимающихся сегодня проблемой воздействия на

человека, проявляют интерес к разного рода колдовским приемам. Кое-кто

пытается даже испытывать их в лабораторных условиях, в условиях строгого

эксперимента. Несмотря на то, что другая сторона - те, кого называют

ведуньями и колдунами, - мало бывает склонна идти навстречу этому интересу.

Им это не нужно, в лучшем случае - ни к чему. В худшем - такое

сотрудничество может оказаться и потенциально опасным, - считают они. Если

не сегодня, то, возможно, впоследствии.


Дело не только в том, что уцелевшие колдуны, ведуньи или потомки их не

забыли ни сталинских репрессий, ни гонений недавних лет. Дело скорей в

ощущаемой ими полнейшей иллюзорности тех структур, которые олицетворяют

власть и начальство. "Волхвы не боятся могучих владык, а княжеский дар им

не нужен".


Призрачны карты владык, призрачны их награды, призрачны те, кто служит им.

Это отторжение, отстраненность распространяется и на людей науки, нанятых

властью, а значит - служащих ей. Вот почему сокровенные знания остаются

недоступны этим людям и, надеюсь, и пребудут так. необратясь в средство

удовлетворения чьей-то любознательности, амбиций или устремлений, куда

более опасных.


Впрочем, это лишь одна. и не главная, из причин существующей закрытости

этих знаний. Лишь один. но достаточно непреодолимый ров, отделяющий счетные

игрища науки от мира, который неподвластен и неподсуден ей.


На первый взгляд опыты исследователей по воздействию человека на человека

не выходят за рамки весьма скромной цели: узнать, возможно ли такое вообще,

в принципе. Если представление о такой ограниченности и справедливо, то не

в большей мере, чем утверждение, будто ящик динамита сам по себе совершенно

безопасен. Это, может, и так, но только до той минуты, пока кто-нибудь не

вложит в него крохотный предмет - детонатор. Что касается экспериментов, о

которых говорю я, то такой детонатор заложен в них изначально. Это условие,

по которому человек - объект эксперимента - не должен знать, что именно

собирается проделать с ним исследователь.


То, что такое условие необходимо ради достоверности, - очевидно. Как

очевидна и опасность, которая стоит за этим.


Именно таковы проводимые без ведома и согласия человека опыты по

дистанционному введению его в состояние сна. Вот как описывал серию таких

экспериментов их участник:


"Объект приглашался на опыты под предлогами, которые не могли навести его

внимание ни на какие догадки, зачем он приглашен. Во время опыта внимание

девушки занималось максимально всем, чем только возможно было его занять.

Ей не давалось возможности сосредоточиться на чем-либо самостоятельно.


Первые опыты были проведены в одном здании. Нас разделяло несколько комнат.

Потом перешли к опытам, когда мы находились в разных концах города.

Успешность была одинакова. Связь была так хорошо налажена, что не терялось

ни одной минуты наблюдений. Все фиксировалось самым точным образом.


Один только дефект в этой работе одинаково волновал всех участников опыта.

Это то, что девушка все же была предупреждена об опытах. Но все делалось

так ловко и аккуратно, что об опытах она не знала. Это доказывалось тем,

что она до самого последнего момента, до самого последнего опыта спрашивала

нас, когда же. наконец, начнутся опыты с нею.


Поясню, подопытная издавала эти вопросы, не догадываясь и не подозревая,

что происходит с пей. Заслуживает внимания и интересна са.ма техника, то,

как проводилось воздействие. Вот как описывал это врач-психиатр доктор

Котков:


"Я садился в удобное кресло в абсолютной тишине. Закрывал глаза. Мысленно я

шептал своему объекту слова внушения: "Спи! Спи! Спи! " Это я назову первым

фактором мысленного внушения.


Второй фактор. Я до галлюцинаторности или до самой яркой сновидности

представлял себе образ объекта. Я рисовал ее в своем воображении глубоко

спящею, с закрытыми глазами.


И, наконец, третий фактор. Я считаю его самым важным. Я назову его фактором

хотения. Я сильно желал, чтобы девушка уснула. Наконец, это желание

переходило в уверенность, что она уже спит, и в какой-то своеобразный

экстаз торжества удачи.


Я отмечал этот момент и прекращал опыт. Время точно фиксировалось. Я ждал

сигнала начать пробуждение и проводил его по тому же методу. Снова

сигнализировал о пробуждении объекта. Пробуждалась она также в момент моей

сигнализации. Все эти три фактора действовали одновременно длительностью в

3-5 минут".


Важно отметить то обстоятельство, что воздействие осуществлялось именно

через образ, который индуктор формировал в своем сознании. Приведу в этой

связи свидетельство другого исследователя, профессора К. И Платонова, также

проводившего опыты с дистанционным воздействием:


"Важно отметить, что когда я оказывал воздействие на испытуемую в форме

мысленного приказа - "Засыпайте! ", "Спите! ", то последний был всегда

безрезультатен. Но при моем зрительном представлении образа и фигуры

заснувшей М. (или же проснувшейся М.) эффект всегда был положительным".


Деталь эта представляется мне многозначительной по той причине, что

создание "образа" и потом мысленное "наведение" его на объект, т. е. на

конкретного человека - это испытанный колдовской прием. Неизвестно, знали

ли о нем исследователи или, что более вероятно, пришли к нему случайно, в

ходе эксперимента, но это, пожалуй, и не столь важно, как сама эта общность.


Расстояние в таких опытах не имеет значения. Это обстоятельство характерно

и для воздействий, которые колдун, или шаман проводит в отношении своей

жертвы. В одном из экспериментов, например, усыпление и пробуждение

подопытного осуществлялись на расстоянии около двух тысяч километров.

Индуктор воздействовал из Севастополя на женщину, находившуюся в Ленинграде.


Доктору Коткову принадлежат также опыты по "вызову перципиента", которые он

в свое время проводил в Харькове. Объектом воздействия была

девушкастудентка 18-19 лет. Находясь у себя в квартире, во время, строго

обусловленное с другими участниками опыта, доктор Котков мысленно вызывал

подопытную в лабораторию. "Когда наступал "экстаз удачи", - рассказывает

Котков, - я прекращал опыт и шел в лабораторию. Обычно я или заставал

девушку уже там, или она приходила немного позже меня. Когда у нее

спрашивали: зачем она пришла, она обычно отвечала смущенно: - Не знаю...

Так просто... Захотелось придти..." И снова приходится констатировать -

прием, который использовал экспериментатор, хорошо известен в сфере

магических знаний. Правда, порой им неосознанно пользуются и люди,

наделенные просто сильным воображением. Интересно, что точно так же не

догадываясь, что прибегает к колдовскому приему, поступал иногда и Гете.


"В молодости, - рассказывал он Эккерману, - со мной случалось нередко, что

если во время моих уединенных прогулок мною овладевало сильное желание

видеть мою возлюбленную, то я принимался думать о ней до тех пор, пока она,

наконец, ко мне не приходила.


- Мне не сиделось дома, - говсрила она мне о своем ко мне приходе, - я

ничего не могла с собой поделать, не могла не прийти".


Другой писатель, Марк Твен, также пользовавшийся этой своей способностью,

прибегал к более усложненному приему воздействия. "Когда мне надоедает

ждать вести от кого-нибудь, - вспоминал он. - от кого я хотел бы получить

такую весточку, я заставляю его написать мне письмо, желает он этого или

нет. Для этого я сажусь и пишу ему письмо сам, после чего рву свое письмо

потому, что знаю - то, что сделал я, заставит его сесть и написать мне

письмо в то самое время, когда делал это я".


Прием, к которому прибегал Твен, один из самых простых, хотя и требует

определенной психической тренировки.


Человек, обращенный в робота


Воздействовать на человека на расстоянии, понудить его совершить те или

иные поступки - это умение включает в себя древнейшую шаманскую и

колдовскую практику разных народов. В китайских провинциях Гуандуне и

Гуанси до последнего времени существовал, например, следующий прием поимки

вора. Когда на земле удавалось найти его след, пострадавший звал человека,

владеющего таким приемом, - обычно опытного даосского монаха. Тот вбивал в

след бамбуковый кол и начинал внушать вору неодолимое желание вернуться,

вновь посетить место своего преступления. Когда вор, будучи бессилен

противостоять охватившему его желанию, крадучись приходит на это место, его

уже ждут.


По сообщению русского исследователя дальневосточного шаманизма,

маньчжурские шаманы также владеют приемами на расстоянии внушать своей

жертве те или иные действия. Если связать это с теми примерами, которые я

уже назвал, и с фактами, которые приведу далее, утверждение это

заслуживает, по крайней мере, внимания.


В такой извечно авторитарной стране, как Россия, где жизнь каждого зависела

всецело от произвола правителя любого ранга, естественно, что многие

колдовские действия издавна направлены были на то, чтобы снискать его

благосклонность и любовь. Когда же эта попытка удавалась, то это было ни

чем иным, как насилием над таким правителем, над его волей и личностью.

Множество сыскных и тайных дел посвящено было раскрытию таких попыток.

Злоумышления такого рода карались особо беспощадно, и те, кто решался

обращаться по этому поводу к ведуньям и колдунам, шли на великий риск. Так

рисковал жизнью не только своей, но и своих близких князь Василий Голицын,

попытавшийся посредством чар снискать расположение, любовь и милость

царевны Софии. Когда же колдовство совершилось, чтобы обезопасить себя,

чтобы ведун, помогавший ему в этом, не разгласил тайны, князь повелел сжечь

его в бане.


Некоторые свидетельства более близкого времени говорят, что практика таких

воздействий на человека, насильственного подчинения его воле другого, не

была потеряна и не исчезла в прошлом. Распознать, когда происходит нечто

подобное, чрезвычайно трудно. Жертва такого воздействия никоим образом не

догадывается об этом. Человек сам не может объяснить, почему возлюбил

одного, не возлюбил другого, почему поступил таким или иным образом.


"Не знаю... Так просто... Захотелось прийти", - говорила девушка, объект

дистанционного воздействия, в экспериментах Коткова. "Я ничего не могла с

собой поделать, не могла не прийти", - это слова возлюбленной Гете, которая

повиновалась мысленному его приказу, даже не осознавая и не понимая, почему

делает это.


А ведь человека можно понудить совершить и куда более серьезный поступок,

когда он не будет даже подозревать, что им манипулируют, управляют на

расстоянии.


Мысль эта слишком очевидна, чтобы она не могла прийти в голову кому-то еще,

кроме меня.


Если допустить, что какие-то попытки в этом направлении и происходят, то

где можно было бы искать проявления этого? Наверное, среди разного рода

поступков и преступлений, когда совершивший не может дать им убедительного

объяснения и когда они никак не согласуются со всем предшествующим его

поведением.


Промозглым дождливым днем 29-го марта 1951 года в один из банков

Копенгагена вошел неприметный молодой человек и приблизился к ближайшему

окошку. Когда кассир поднял на него глаза, в лицо ему уставилось дуло

пистолета. Успел ли грабитель потребовать у него деньги и что ответил ему

кассир, этого никто не успел расслышать. Все услышали только звук

выстрелов, последовавших один за другим, и кассир, убитый наповал,

повалился на свою конторку. Клиенты, оказавшиеся в зале, метнулись к

дверям, остальные кассиры и клерки повалились на пол. Единственный человек,

который попытался было противостоять убийце, менеджер, через секунду лежал

на полу с простреленной головой.


Угрожая убить каждого, кто станет на его пути, грабитель бросился к дверям

и исчез в потоках дождя.


Вскоре полиция все-таки нашла и арестовала грабителя. Им оказался некий

Палл Хардруп, до этого не замеченный ни в чем ни предосудительном, ни

преступном. Тем не менее, вина его было очевидна, и он был арестован.

Благодаря его задержанию вскрылось еще одно нераскрытое преступление:

оказалось, что этот же человек год назад, с пистолетом в руке, также,

ограбил другой банк.


Возможно, Хардруп так и предстал бы перед судом, получив заслуженный им

приговор, если бы что-то в его поведении не привлекло внимание тюремного

психиатра. Начав работать с Хардрупом, он помог следствию выйти в конце

концов на совершенно другого человека, оказавшегося истинным преступником.

Это был человек, державший Хардрупа под полным своим контролем. Более того,

сознание его жертвы оказалось блокировано столь плотно, что Хардруп

полностью и искренно отрицал, будто кто-то управляет им. Когда один из

ведущих психиатров Голландии попытался подвергнуть Хардрупа гипнозу, чтобы

узнать, действительно ли ктото манипулирует им и кто делает это, оказалось,

что Хардруп совершенно не гипнотабелен. Это был еще один барьер,

установленный в его сознании тем, кто управлял его действиями. Психиатру

понадобился целый год упорной работы с арестованным, чтобы сломать эту

установку. Но это было сделано и когда власть чужой воли над ним была

сломлена, Хардруп стал говорить.


Человека, который сначала подчинил его себе, а затем заставил пойти на

преступления, удалось найти, и он был арестован. Вина его была доказана в

суде и, учитывая исключительную опасность такой личности, суд приговорил

его к максимальной мере - пожизненному заключению.


Насколько я знаю, это чуть ли не единственный случай со времен

Средневековья, когда общество сделало попытку оградить себя от такого

человека. И то понадобились величайшие усилия и профессиональное искусство,

чтобы обнаружить преступника и доказать его вину. Есть ли основания

полагать, что случай этот столь уж исключителен и неповторим?


На сомнения этого рода наводит, в частности, то, что судебные дела и

криминальные эпизоды часто содержат случаи совершенно необъяснимых

поступков и немотивированных преступлений. Скажем, человек безупречной

репутации, не испытывающий недостатка в средствах, беспричинно совершает

кражу, прячет украденное и тут же забывает об этом. Другой, отправившись на

рыбалку с приятелем, во время завтрака на полуслове без малейшего повода

или ссоры убивает его. На все вопросы следователя и адвоката, который хочет

помочь ему, отвечает: "Не понимаю сам. Не знаю. Что-то нашло на меня". При

этом врачи признают его вменяемым и совершенно здоровым.


В тридцатые годы в Германии имел место криминальный случай, на фоне событий

тех лет не привлекший особого внимания. Молодая женщина вскоре после

замужества несколько раз пыталась убить своего мужа. К счастью, безуспешно.

Когда встревоженный муж обратился в полицию, оказалось, что та не может

сказать ничего вразумительного. Мужа она любит, почему же временами ею

овладевает неодолимое желание убить его, она не знает. Она боится за себя,

а, главное, за мужа потому, что противиться этому желанию у нее нет сил.

Как и в случае с ограблением банка, о котором я говорил, делом занялся

полицейский врач. Ему повезло, направление поиска, которое он избрал,

вывело его на человека, с которым потенциальная убийца долгое время до

этого была близка. Им оказался некий Франц Вальтер, обладавший, как

установила полиция гипнотическими способностями, которые он тщательно

скрывал. Подав ей гипнотическую команду, приказав совершить убийство, он

позаботился обрубить концы, заставил забыть о том, что команда была и от

кого она исходила. Вина его, однако, была доказана и десять лет каторги

были той ценой, которую пришлось ему заплатить за злодейство.


Как бы ни старался преступник, память о нем, след его присутствия остается

в глубинах сознания его жертвы. И, если след этот удалось обнаружить в

случае, происшедшем в тридцатые годы, то сегодня возможности

врачей-криминалистов возросли многократно. Хотя по понятным причинам

распространяться об этом они не склонны. Разговаривая с некоторыми из них,

я получил достаточно убедительные подтверждения этого - в обмен на обещание

не касаться этой темы подробнее (условие, которое я соблюдаю на этих

страницах).


Не связаны ли некоторые из так называемых "немотивированных" преступлений

прямо или косвенно с таким насилием чужой воли? При этом не обязательно,

чтобы за каждым из немотивированных, спонтанных преступлений обязательно

стояло чье-то осмысленное злое желание. Возможен сильный эмоциональный

выброс от какого-то человека, даже не подозревающего о своих

пси-способностях. Этот выброс, идущий без адреса, либо даже будучи

направлен кому-то, может быть принят совершенно другим, подобно тому, как

случается нам порой по ошибке находить в своем почтовом ящике чужое письмо.

Не тогда ли, повинуясь непонятному импульсу, человек совершает нечто, что

тщетно потом пытается объяснить себе и другим?


Как известно, совершенно открыты и легко поддаются гипнотическому внушению

30% людей - каждый третий, Не гипнотабельны или поддаются гипнозу с большим

трудом только 4-5%. Особенно легко бывает подвержен внушению тот, кто вырос

в авторитарной семье или в авторитарном обществе. Например в нашей стране.


Вот почему, когда я читаю в прессе восторженную публикацию о московском

инженере, который, играя в шахматы, может внушить партнеру заведомо

проигрышный, ложный ход, я не спешу разделить этот восторг. Я не могу не

думать, какой еще поступок или действие придет ему в голову внушить другому

завтра или послезавтра или на службу каким силам могут быть поставлены

способности этого человека.


Когда в Ленинграде в 1934 году был убит Киров, которого влиятельные силы в

стране собирались поставить на место Сталина, его убийца, даже не

пытавшийся скрыться с места преступления, не мог дать вразумительного

объяснения, почему он совершил это. Убийство Кирова сегодня видится как


okonchatelnoe-razdelenie-cerkvej-11-go-veke-istoriya.html
okraska-volos-krasitelyami-tretej-gruppi.html
okrililis-lyudi-borozdyat-sinevu-samoleti-nesut-li-dobrie-vesti-ili-panacei-ili-znaniya-ili-pomosh-avdrug-bombi-avdrug-gubitelnie-gazi-avdrug-unichtozhen-stranica-4.html
okrug-strategicheskogo-znacheniya-i-nacionalnaya-bezopasnost.html
okruzhenie-i-lokalizaciya-kornya-nelinejnoj-funkcii-dejstvitelnoj-peremennoj.html
oksid-azotaii-novie-vozmozhnosti-davno-izvestnoj-molekuli-chast-2.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnogo-ekzamena-v-aspiranturu-po-specialnosti-05-13-06-avtomatizaciya-i-upravlenie-tehnologicheskimi-processami-i-proizvodstvami-naimenovanie-disciplini-modulya.html
  • znanie.bystrickaya.ru/610-oformlenie-raschetov-obrazovatelnij-standart-vuza.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema14-urovni-i-formi-meropriyatij-pablik-rilejshz-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-dnevnogo-i-zaochnogo.html
  • education.bystrickaya.ru/-43-logicheskaya-struktura-novikov-a-m-n73-metodologiya-obrazovaniya-izdanie-vtoroe.html
  • education.bystrickaya.ru/26-viborka-dlya-empiricheskogo-issledovaniya-planirovanie-issledovaniya-16-viborka-dlya-empiricheskogo-issledovaniya.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadanie-1-kak-proanalizirovat-i-test-opredelenie-osnovnih-motivov-vibora-professii-test-vasha-motivaciya-k.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/ocenka-pravilnosti-ponyatij-i-suzhdenij.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-vremeni-na-otkritom-vozduhe-esli-dazhe-takim-lyudyam-lesnie-progulki.html
  • education.bystrickaya.ru/3-3-zakonomernosti-i-principi-obucheniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-umk-uchebno-metodicheskij-kompleks-pedagogika.html
  • student.bystrickaya.ru/-------------------------.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-desyataya-silver-na-kovrike-kir-bulichev.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-k-uchebniku-russkij-yazik-grammatika-tekst-stili-rechi-10-11-kl.html
  • letter.bystrickaya.ru/neotranscendentalizm-v-filosofii-nauki-ekassirer-tema-ideya-filosofii-nauki-eyo-cel-i-osnovnie-problemi-nachinaya.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/korrupciya-kak-sistemnoe-socialnoe-yavlenie-problema-genezisa.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-3-harakteristika-materialnoj-kulturi-avtoreferat-dissertacii-na-soiskanie-uchenoj-stepeni.html
  • assessments.bystrickaya.ru/cocialnaya-stratifikaciya-chast-6.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prakticheskoe-zadanie-na-poisk-informacii-v-globalnoj-kompyuternoj-seti-internet-vopros-informaciya-edinici-izmereniya-kolichestva-informacii.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-ekologicheskoe-pravo-napravlenie-podgotovki.html
  • school.bystrickaya.ru/9-informacionnoe-opisanie-nacionalnaya-akademiya-nauk-belarusi.html
  • turn.bystrickaya.ru/polozhenie-o-formirovanii-vedenii-i-hranenii-lichnih-del-studentov-slushatelej-aspirantov-doktorantov-i-soiskatelej.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-lokalnie-seti-i-web-dizajn.html
  • lesson.bystrickaya.ru/napravleniya-sovremennoj-globalistiki.html
  • books.bystrickaya.ru/dopolnitelnaya-obrazovatelnaya-programma-vokalnogo-obedineniya-iskusstvo-peniya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/voprosi-po-discipline-dokumentacionnoe-obespechenie-upravleniya-dlya-uchashihsya-grupp-3-kursa-dou.html
  • literature.bystrickaya.ru/doklad-posvyashen-metodam-i-programmnim-sredstvam-semanticheskogo-poiska-v-seti-internet-osoboe-vnimanie-udeleno-zadacham-semanticheskoj-indeksacii-i-poiska.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/r-shtejner-zapadnie-lozhi-i-arimanicheskoe-bessmertie-stranica-3.html
  • school.bystrickaya.ru/konspekt-po-nalogooblozheniyu.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/k-psihol-n-docent-vostroknutova-t-f-stranica-5.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zadachi-sistemi-ocenki-kachestva-obrazovaniya-sistema-ocenok-prizvana-obespechit-odinakovie-trebovaniya-k-znaniyam-umeniyam-i-navikam-vseh-uchashihsya-po-razlichnim-uchebnim-disciplinam.html
  • lecture.bystrickaya.ru/52-podbor-filtrov-1-ishodnie-dannie-dlya-proektirovaniya-8.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nemeckaya-klassicheskaya-filosofiya-stranica-15.html
  • bukva.bystrickaya.ru/storya-ukrani-do-hvi-st.html
  • literatura.bystrickaya.ru/regionalnij-bazisnij-uchebnij-plan-vechernih-smennih-ou-yaroslavskoj-oblasti-zaochnaya-forma-obucheniya.html
  • assessments.bystrickaya.ru/docent-vtokar-kurs-lekcij-po-filosofii-uchebnoe-posobie.html
  • studies.bystrickaya.ru/bezopasnost-knigoizdaniya-dlya-detej.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.